Новости

28 июня 2015 года

О Евгении Примакове

О Евгении Примакове О Евгении Примакове

 
Мне казалось, что он будет всегда.

Состарившийся, иногда плохо себя чувствующий, но всегда  готовый выслушать,  прочитать твою очередную книгу или статью, готовый сказать, что он о ней думает (вовсе не обязательно комплиментарно), но это неважно. Его действительно все интересовало, и он щедро делился своим временем, которого оставалось не так уж и много.

Так получилось, что я знаю Евгения Максимовича большую часть своей жизни - почти 45 лет.   В 1970 году я после окончания Ленинградского университета  пришла работать в ИМЭМО,  где мне предложили стать референтом  нового заместителя директора  Евгения Максимовича Примакова. Отсюда и мой интерес к Ближнему Востоку, о котором я раньше слышала очень мало, и написанная под его руководством кандидатская диссертация. Для меня он навсегда остался Учителем, высочайшим профессионалом, не терпевшем пустой  научной трескотни, лишенной аналитического подхода.   

Сейчас, когда он ушел, хочется понять, что в этом человеке было такого, что привязывало к нему на всю жизнь. Видеться  с ним приходилось нечасто - он не отказывался от встреч, но, учитывая его всегдашнюю занятость,  грех было навязываться.   Он  мог быть жестким и требовательным  -  помню, сколько раз мы переписывали аналитические  записки  и материалы ситуационных анализов,  и не дай Бог, если он находил опечатки в сотни раз считанном тексте!   Он научил нас писать так, чтобы те, кому "наверху" предназначался текст, его прочли. А это значило, что новые идеи и предложения не должны были вызывать  у читающего  желания  сразу отбросить  записку за несвоевременные мысли.  Стоит напомнить, что советское время было неласковым, и начальство блюло генеральную линию на всех направлениях. Новое пробивалось с трудом,  и его еще надо было уметь пробивать. Именно  это делал Примаков и его единомышленники.  

К нему привлекало  многое - обаяние, ум, умение повеселиться и посочувствовать, верность дружбе, внимание к тем, кому надо помочь. Недаром, один из его многочисленных друзей назвал его когда-то "рыцарем тбилисской улицы". Действительно, особая грузинская культура в нем чувствовалась.   Сколько добрых дел на его счету,  скольким сотрудникам, ютившимся по коммуналкам,  он помог получить квартиру, лечение, лекарства.  

Он вовсе не был идеальным, хотя сейчас можно и нужно вспоминать только хорошее. Для многих из нас он был, особенно в последние годы, очень важным  профессиональным  и моральным ориентиром. Чем больше все общество нуждалось в нравственном авторитете, тем быстрее и естественнее занимал он эту нишу. Он не должен был уйти... Теперь все, что он делал во имя укрепления нашей страны, во имя сохранения нашей академической науки, будут    делать те, кто остался. Просто он задал такую высокую планку, что дотянуться до нее очень трудно. А значит, еще не время ему от нас уходить,  слишком много вокруг дел, которые он не успел завершить. Давайте,  не подведем его.

Ирина Звягельская Ирина Звягельская    
   
Ирина Звягельская,
д.и.н., профессор,
главный научный сотрудник Института Востоковедения РАН